ussrlens.com

Битва после войны - воспоминания.

             

Иван Сазонович КОЛЕСНИЧЕНКО (1907–1984)

С директором завода «Карл Цейс» в Йене мне довелось познакомиться при его посещении УСВАТ с просьбой разрешить начать восстанавливать предприятие, частично разрушенное при бомбардировке американской авиацией. Это был доктор Гуго Шраде, которого назначил директором завода комендант Йены сразу же после вступления советских войск в этот город.

Доктор Шраде на этом заводе начал работать еще в 1929 году после защиты диссертации. В октябре 1944 года он был арестован гестапо, а его жена заключена в концлагерь Терезин, и лишь по счастливой случайности оба они остались в живых. Став директором завода, Шраде, естественно, заботился о его восстановлении, и УСВАТ оказывало ему в этом всестороннюю помощь. У меня с ним как-то сразу наладились добрые отношения. Но однажды мне позвонил из Берлина член Военного совета Группы оккупационных войск в Германии генерал-лейтенант К. Ф. Телегин и стал объяснять, что за время войны наши соединения растеряли свое культимущество, в частности кинопередвижки, и сейчас солдатам и офицерам нельзя даже показать кинокартину. И вот, продолжал Телегин, когда в Йену на завод «Карл Цейс» приехал офицер из отдела снабжения Главного политуправления Красной Армии, чтобы заказать пять тысяч кинопередвижек, то заказ не был принят.

— Что же это за порядки у тебя в Тюрингии, что даже с заказчиком из Москвы не считаются на заводе? — заключил свой разговор со мною К. Ф. Телегин.

Я спокойно выслушал его и ответил, что приезжавший в Йену офицер, видимо, не знал установленного в зоне порядка, а потому и потерпел неудачу. Пусть он приедет ко мне в Веймар, и я посмотрю, как ему можно помочь.

На другой день этот офицер прибыл ко мне. Им оказался мой старый знакомый подполковник И. Стасенко. На вопрос, почему он решил дать заказ на кинопередвижки без ведома УСВАТ, он признался, что не знал порядка размещения заказов и поэтому сразу поехал в Йену.

Не зная, как отнесется к моему вмешательству в дело о заказе на производство кинопередвижек доктор Шраде, я вместе со Стасенко поехал на завод. О моем разговоре с ним доктор Шраде так рассказывал на конференции, проводившейся 24 июня 1969 года на заводе «Карл Цейс»:

— Товарищ Колесниченко прибыл к нам, чтобы сообщить, что завод Цейса должен будет выпускать звуковые киноаппараты. 2 января 1946 года образец должен быть представлен. Тогда я возразил ему: «Товарищ генерал, никогда еще наш Цейс не выпускал киноаппараты. Было бы лучше, если бы их производил, например, завод Цейса в Дрездене», На это он дал следующий ответ: «Бросьте вы, товарищ Шраде, Цейс может все! До свидания! Второго января встретимся!»

2 января нами был представлен киноаппарат. Он был сконструирован за три месяца, мы стали выпускать тысячи киноаппаратов для нас и для Советского Союза. Но мы [64] не только при этом учились и зарабатывали деньги. Мы обращались к помощи большого количества предприятий, расположенных в Тюрингском лесу, и скооперировались примерно с тремястами из них...

Доктор Шраде очень точно передал мой разговор с ним, и мне остается только добавить, что ускорению разработки конструкции звуковой кинопередвижки способствовало то, что заводу был передан в качестве образца советский аппарат. Правда, кинопередвижка Цейса не была его копией, как вся цейсовская продукция, она явилась оригинальной.

На упомянутой выше конференции доктор Шраде еще сказал:

— Генерал Колесниченко был также инициатором создания нашей первой поликлиники, тогда она состояла только из двух помещений на Карл-Цейс-Штрассе.

Действительно, после ознакомления с крохотным заводским медицинским пунктом я предложил доктору Шраде немедленно приступить к строительству заводской поликлиники. Он категорически возражал, заявляя, что такая задача непосильна для завода, так как он не располагает строительными материалами, рабочей силой и средствами. Мне тоже строительство поликлиники не казалось легкой задачей, но многотысячный коллектив завода не мог обходиться без нее. Рабочие и служащие вынуждены были тратить много времени в очередях в ожидании приема врачей в городской поликлинике или заводском медпункте. Поэтому я настаивал на немедленном строительстве поликлиники, обещая дать наряды на материалы, а строительную организацию доктор Шраде должен был найти и подрядить сам.

— Это приказ? — спросил, улыбаясь, Шраде.

— Нет, только добрый совет. Но если нужен приказ, то он будет издан завтра же. Но было бы лучше, если бы поликлиника была построена не по приказу, а по инициативе руководства завода.

— Раз нужно, сделаем! — уверенно ответил Шраде.

И сделали. Сделали быстро и очень хорошо. В короткий срок была построена поликлиника, оснащенная медицинским оборудованием.

В заводском коллективе все были очень довольны, и, наверное, больше всех радовался доктор Шраде, так как именно его все благодарили за заботу о здоровье трудящихся. И если он спустя много лет откровенно говорил, что не являлся инициатором строительства поликлиники, то это только делает честь его скромности и правдивости.

Таким скромным и правдивым я знал его, одного из моих лучших и честнейших друзей до последних дней его неугомонной трудовой жизни и деятельности в интересах своих соотечественников, и особенно в интересах любимого им завода «Карл Цейс» в Йене. 

 

Воины Красной Армии восстанавливают железнодорожные пути в районе Йены    Совещание начальников отделов Управления советской военной администрации в Тюрингии


 

                   К. Ф. Телегин                                                       Открытие Йенского университета

 

 Из книги (V):

1 июля 1948 г.

Согласно решению SMAD рабочие Цейссовской фабрики получили возможность лечиться в собственной поликлинике.

 

Поликлиника предприятия Цейсс 1948 г. Очередь на массаж и лечения короткими волнами.

декабрь 1948 г.

Согласно приказу SMAD от 1 ноября 1947 на предприятии появилась столовая, где подают горячую еду.

 Отрывок из книги (XIII)

Только с окончанием национал социализма в Йене люди могли занятся подготовкой к празднованию юбилея фабрики Карл Цейсс. Первые намерения организовать торжества были предприняты в апреле 1946 г. Правление предприятия в Йене считало, что празднование столетнего юбилея обратит внимание всего мира на Йену, которая находилась последнее время в изоляции. На юбилей были приглашены известные люди, а Август Коелер подготовил юбилейный сборник статей, в которых ученые и инженеры излагали новейшие открытия и рассказывали о научно-технических проблемах оптической промышленности. В середине июля 1946 г. был готов черновик программы праздника. 19 августа 1946 г. Хуго Шраде сообщил о планах проведения мероприятия в письме начальнику советской администрации фабрики Карл Цейсс, генералу Добровольскому. Ответа так и не последовало. Множество раз военное начальство отклоняло также просьбы напечатать книгу об истории фабрики, подготовленную еще до войны Шомерусом. Такое игнорирование события привел к тому, что столетний юбилей фабрики Карл Цейсс не был отмечен. В ночь с 21 на 22 октября 1946 г было убрано без всякой причины все, что готовилось для проведения празднования. В эту же ночь советские военные начали вывоз из города ученых, мастеров и специалистов, среди них и авторов юбилейного сборника Коелера, и утром 22 октября генерал Добровольский сообщил правлению компанией о приказе Москвы демонтировать фабрику.

Глава правления компанией и представитель совета предприятия собрались 17 ноября 1946 г на могиле Карла Цейсса для того чтобы отметить 100 летний юбилей своей компании. Шомерус в тот же день встретился у себя дома с друзьями, которые были приглашены на небольшое празднование юбилея. Шомерус произнес речь о предприятии, которую завершил словами:

«Несмотря на перерыв вызванный политической и государственной ситуацией в период национал социализма, а также пережив сокрушительный удар, обрушенный на предприятие 22 октября, мы можем подитожить 100 летнюю историю существования предприятия: фабрика Цейсса сильна благодаря своему статуту, большая в своем внешнем виде, вполне остащена для осуществления важных заданий.. Наши сердца oбливались кровью, когда мы видeли, как замечательная организация, великолепное оптико-механическое предприятие было расколото... Мы должны взять на себя обязаность перед немецким народом и вместе с тем перед нашей фабрикой, все оставшиеся продуктивные силы задействовать для выполнения значимых культурных заданий во благо нашего народа и во благо всего человечества.»

 

Могила Карла Цейсса в Йене.

                

1. Фридрих Шомерус (1876-1963) в 1924 г. Шомерус является автором многочисленных книг об истории фабрики Карл Цейсс. 

2. Август Коелер, August Köhler (1866 – 1948) был профессором и сотрудником КЦ в Йене. Наибольшую известность он получил за разработку в микроскопии, которая называется подсветкой Коелера.

 

Единственным напоминанием о 100 летнем юбилее предприятия остались эти штампы на письмах в корреспонденции предприятия в 1946 г.

Отрывок из книги [III]

Цейссыанцы имели целую кучу проблем перед собой, но они чувствовали, что они стояли на верном пути. С большой верой в будущее они праздновали 15 ноября 1946 г. 100 летний юбилей своей фирмы. Сотрудники и друзья заполнили большой зал в Марта Лейтц Хаус.

Хайнц Кюппенбендер говорил о йенском университетском механике Карле Цейссе, о уже легендарном основателе, и о Эрнсте Аббе, который последовательно ввел науку в оптическое дело и создал беспрецендентный случай службы науки и техники проведению социальных реформ. Этот синтез из науки, техники и социального духа позволило цейссовской фабрике преодолеть череду социальных и экономических невзгод.

Речь в память об Эрнсте Аббе произнес Норберт Гюнтер. Он только что завершил писать манускрипт о биографии Аббе и знал о занятиях и образе мыслях великого исследователя и социального реформатора.

Пол столетия тому назад, на 50-летний юбилей, Аббе произнес лично праздничную речь. Это было необычно и в то же время трогательно, так как его речь велась о его взгляде в будуще, о 1946 годе, года "предприятие отпразднует 100 летие". В то время кто-то другой вскочил с места и стал заверять работников: "Я призываю вас во второй половине 100 летнего периода старательно и со знанием дела сохранить и приумножить то, что было основано в первой половине этого периода." 

 

 

 Марта Лейтц Хаус в Оберкохене, где проводились торжества по случаю 100 летнего юбилея фирмы.


Оба докладчика на торжествах 1946 года - руководитель предприятия Хайнц Куппенбендер и Норберт Гюнтер, которого через две недели выбрали председателем предприятия - могли подтвердить, что все они имели твердые намерения "сохранить и приумножить" то что начали Цейсс и Аббе. Персонал был "квалифицированным" в том смысле этого слова, которое в него вкладывал Аббе, но не смотря на это они многие месяцы не могли ничего созидать. Все что нужно было теперь было сделать - это начать по-новому с сохранением прежнего духа.

В своем видении празднования столетнего юбилея в 1946 г. Аббе не мог не представить себе, что сотрудники будут праздновать успех компании. Но в Йене не было празднований. 22 октября (на следующий же день после выборов в оккупационной зоне) советская военная администрация скомандовала демонтировать фабрику. Возражать приказу было невозможно. Так что как раз на празднование столетнего юбилея компании она должна была быть уничтожена.

"Без возможности помочь", говорил Хайнц Кюппенбендер в своей речи перед сотрудниками Цейсса в Оберкохене, обращаем "свой робкий взгляд на Йену". Норберт Гюнтер однако был уверен, что фабрика Аббе переживет эту катострофу:

Когда грабят его родной город Йена, мы создадим для него здесь новый родной город. Дух этого человека сплачает наши ряды и приближает с каждым днем то время, когда его наследие возродится на его родной земле - и пускай это будет даже в дали от города, где он созидал.

В Оберкохене не хватало угля и начались перебои с электроэнергией. В новый год 1946/47 две недели были объявлены нерабочими. С началом работы 7 января 1947 г. на завод явилось около сотни бежавших из Йены сотрудников. Они сообщали про разбор фабрики и тщетные попытки протеста сотрудников против демонтажа.

Взаимоотношения между Цейсс-Йена и Цейсс-Оберкохен радикально изменились. Еще пол года до этого эвакуированые мечтали вернуться обратно в Йену. Теперь же для многих йенцев Оберкохен представлялся местом, в которое они мечтали попасть. Не прошло и месяца, как подоспела еще одна группа беженцев.

 

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Рассылка

поиск


Zo2 Framework Settings

Select one of sample color schemes

Google Font

Menu Font
Body Font
Heading Font

Body

Background Color
Text Color
Link Color
Background Image

Header Wrapper

Background Color
Modules Title
Text Color
Link Color
Background Image

Slider Wrapper

Background Color
Modules Title
Text Color
Link Color
Background Image

Inset Wrapper

Background Color
Modules Title
Text Color
Link Color
Background Image

Bottom Wrapper

Background Color
Modules Title
Text Color
Link Color
Background Image
Background Color
Modules Title
Text Color
Link Color
Background Image