ussrlens.com

План народного комиссара по вооружению и проблемы по их выполнению.

Эта информация для клиентов была слишком оптимистична. В то время когда руководители предприятия, производства и распространения продукции, совет предприятия, поддерживаемые коллективом, сделали все возможное для восстановления фабрики КЦ в Йене, офицеры из народного комиссариата для вооружения СССР, которые приехали в Йену 11 июля 1945 г, вынашивали совершенно другие планы. Народный комиссар по вооружению СССР Дмитрий Ф. Юстинов, которому подчинялась вся точная оптическая промышленность СССР, требовал в начале 1945 г перенос Цейссовской и Шоттовской фабрики вместе с их персоналом на советскую територию. Какие планы народный комиссар имел относительно оптической индустрии Тюрингии стало очевидным осенью 1945. 12 октября 1945 г Устинов предоставил "заключение на рассмотрение Совета Народных Комиссаров" о полном демонтаже предприятия и депортации рабочей силы. Потом, после переноса предприятия на советскую сторону, он планировал переместить туда 2000 немецких ученых, инженеров и техников, которые должны были бы собрать демонтированное оборудование. В письме руководителю советской госбезопасности, Лаврентию П. Берии, от 12 октября 1945 г. Устинов указывает, что перевод оптических предприятий на советскую сторону принесет двойную выгоду. Будет создана база для создания конкурентноспособной оптической продукции на экспорт. Это народный комиссар обосновал тем, что Балканские страны не имеют подобной промышленности вообще, а в европейских государствах она не в полной мере еще развита. Этот экспорт принесет СССР необходимые капиталовлияния. Само собой разумеется, главным козырем для переубеждения Берии в необходимости демонтажа фабрики послужил аргумент, что после переноса предприятия разработка и изготовление военной оптики в Германии станет практически невозможным. В постановлении Совета Министра СССР номер 1539-686 от 9 июля 1946 г Й. В. Сталин постановил о начале демонтажа 22 октября 1946 г. Для реализации этого плана следовало наладить исследовательскую, разработческую и производительную линии в Йене. Одновременно должна была проводится работа по подготовке места и жилищ для перемещения предприятия с его сотрудниками.


 

Но еще до этого 11 июля 1945 г в Йену прибыла группа инспекторов народного комиссариата вооружения, в состав которых входили подполковник Скопинцев и инженер-майоры Турыгин и Виноградов. Скопинцев до войны курировал доставками продукции КС в СССР и имел тесные отношения с советским торговым представительством в Берлине. Инспекторы осмотрели лаборатории, конструкторские бюро и цеха и проявили огромный интерес к оптическим военным приборам. Потом они обсудили с руководством фабрики какие именно военные оптические приборы могут быть изготовленны для красной армии. Эрнст Фишер, который заведовал изготовлением военной продукции, понял из разговора, который он 17 июля 1945 г услышал в Тюрингии, что "складывалост впечатление, что доклад этих трех комиссий был предназначен для народного комиссариата в Москве для того, чтобы тот вынес определенное решение" про наиболее рациональное использование йенского потенциала.

19 июля 1945 трое посланцев завершили свою инспекцию. После того, как их начальник отправился обратно в Москву, инженер-майоры остались в Йене. В их отчете, который был предоставлен 18 августа 1945 г в Москве рекомендовалось, на протяжении следующих месяцев послать квалифицированных работников в Йену для перенятия навыков и опыта, начать подготовку к демонтажу фабрики, возобновить производство "штатских товаров на главной фабрике Цейсса и оптических стекол на фабрике Шотта". Дальше было предложено посадить в Йене советского директора и главного инженера, которые будут работать по контракту и обрабатывать данные по планированию демонтажа и дальнейшему восстановлению фабрике на територии СССР.

28 июля 1945 народный комиссариат послал в Йену техническую комиссию, которая в Тюрингии возглавлялась Виноградовым. Немного погодя подполковник Николаев возглавил комиссию. Эта комиссия, которая на фабрике обозначается как русская фабричная комиссия, перешла в распоряжение Советскому управлению фабрик Цейсса и Шотта после того, как 31 декабря 1945 предприятие встало на учет шефа SMA в Тюрингии, майора Колисниченко. Советское управление в конце 1945 -начале 1946 подчинялось главе второго Главуправления народного комиссариата вооружения, подполковнику А.Е Добровольскому. Главное управление отвечало в СССР за всю точную оптическую промышленность. Генералмайор Николаев исполнял обязанности в управлении главного конструктора. Остальные члены фабричной комиссии были ответственными за другие различные специализированные области.

Добровольский Александр Евгеньевич


Офицеры советской фабричной комиссии в период лето 1945 - осень 1946 имели очень широкий спектр обязанностей. Главное задание заключалось в подготовке к полному демонтажу фабрики КЦ и оптической фабрики в Заальфельде и Гере. Затем следовало освоение разработки военных оптических приборов. При этом комиссия настаивала на дальнейшем развити определенных выбранных тем. 7 сентября 1945 г Николаев передал Хуго Шраде список с 40 приборами, разработка которых приостановилась во время войны, но к которым комиссия имела особый интерес. Он также сказал главе предприятия, что это не повредит переходу концерна на мирные рейки и что "опыт КЦ послужит на благо России". Будут ли в дальнейшем эти приборы изготовляться в России тогда было еще не известно. Хуго Шраде, который был заинтересован в отделении от фабрики разработки и изготовления военных приборов, предложил начать работы относительно этих 40 пробных приборов в специализированном отделе. В этом отделе, который назывался Конструкционное бюро пробных приборов (Konstruktionsbüro Versuchsgeräte - KoV), к концу марта 1946 г. работало 150 человек с особенными предписаниями секретности. Ответственным за разработку прототипов был Ганс Бахманн, а за другие военные приборы - Георг Крессе.

26 ноября 1945 Хуго Шраде получил от подполковника Николаева список "важнейших научно-технических заданий, которые само собой разумеется должна выполнить фирма КЦ вместе с фирмой Шотта". Они должны были создать 12 научно-технических комплексов в военной отрасли. В письме Хуго Шраде Николаев указал эти комплексы, которые приведены в таблице. Для Николаева приоритетными работами были плавка кварца и ИК-чувствительные датчики. Фабричная комиссия финансировала затраты за счет своего собственного бюджета. Правление компании назначило для каждого комплекса специалистов в качестве ответсвенных руководителей проектов. За соответсвующую разработку "Инфракрасной тематики" был ответсвенен доктор Пауль Герлих, доктор Пауль Генсвайн, доктор Альфред Крос и инженер Вернер Хаунштайн из Цейсс Икон-Дрезден. В марте 1946 Николаев сделал очень детальное описание этих работ. Несмотря на то, что сдача работ была запланирована на конец 1946 г., фабричная комиссия подгоняла к скорейшему завершению работ.

Таблица: Разработка дальномеров и приборов наведения на цель для танков

  • Завершение исследования по электрическому преобразователю (E-Wandler)
  • Завершение работ над прибором командного наведения
  • Завершение работ над оптико-механическими приборами для самонаводящихся ракет
  • Разработка устройства для нанесения дифракционной решетки (Beugungsgitter)
  • Разработка методов для изготовления ИК-светочуствительных фотоэлементов
  • Разработка процесса изготовления расплавленного прозрачного кварца
  • Завершение работ над приборами наведения на цель для бомбометания из горизонтального положения самолета и при наклонной траектории
  • Завершение работ над бомбовыми визирями TSA 2D, OPV 1, WRV 2
  • Завершение работ над приборами наведения на цель для наведения на движущиеся танки TWZF 3
  • Завершение работ над визирями (Flakvisieren) KR 44 и ZA 44
  • Обработка пробного материала для фотокамеры снимающей последовательно кадры, стабилизированной при помощи гироскопа, для получения ортогональных аэрофотоснимков.



Второе задание сотрудников фабричной комиссии заключалось в том, чтобы техники и специалисты из Йены подготовили цеха для изготовления Контакса в СССР. Начиная с августа 1945 г. фабрика Цейсса начинает поставлять объективы в Цейсс Икон в Дрездене. В сентябре техническая комиссия потребовала изготовление целой фотокамеры на фабрике Цейсса. 17 октября 1945 г руководству предприятием окончательно указали создать техническую базу до 1 марта 1946г. для сборкм фотоаппарата в Киеве. К этому заданию относилось создание чертежей всех деталей, узлов, инстументов и приспособлений, описание последовательности сборки, специальные и сборочные указания, а также изготовление и тестирование станков, приспособлений, специальных машин. Эту задачу удалось выполнить только в сентябре 1947 г.

В феврале 1946 г. правление компанией получило задание, спроектировать оптическую фабрику для СССР. Созданный для этих целей штаб из инженеров, техников и мастеров создал обширную документацию про изготовление оптики. Впервые в 18 томах был наиболее полно описан технический процесс изготовления оптических элементов и оптических систем с современной инженерно-технической точки зрения.

Члены фабричной комиссии наконец контролировали выполнение заказа отдела снабжения Главного политуправления Красной Армии на изготовление 5000 кинопроекторов по советскому образцу. В декабре 1945 началось изготовление звукового кинопроигрывателя К 25 и в начале 1946 - улучшенной модели К 101. Обеих моделей было выпущено 3500 штук и затем доставлено Красной Армии. При этом возникли черезвычайные трудности с поставкой товаров в связи разрушенной индустрией доставок грузов. Подполковник Лебедев потребовал также создание полностью нового аппарата. С обозначением D15 возник прибор, который выпускали начиная с 1947 г в Заальфельде в огромных количествах, и который применялся во многих отраслях народного хозяйства. 

Руководитель предприятием Рудольф Мюллер и майор Лебедев возле звукового кинопроигрывателя К 25, 1 марта 1946 г.

В дальнейшем КЦ Йена разработает на базе D15 популярные проекторы TK 16, ТК 35 (со звуковым сопровождением ) SK 16. SK 35 (без звукового сопровождения) на 16мм и 35мм пленки, соответственно.

Проблемы с выполнением плана (II)

Правление компании под давлением подполковника Сорина и фабричной комиссии рассматривали план новой продукции на 1946 г как более чем нереалистичный. В связи с этим, 26 декабря 1945 г. для фабричной комиссии подготовили на 1 квартал 1946 г. два варианта плана. Первый вариант содержал желаемые цифры произведенной продукции, а второй - наиболее реалистичные. Правление компании выбрало такой подход чтобы застраховать себя от штрафов, которые последовали бы если заявленное количество продукции во время не было бы доставлено в СССР. Второй вариант программы обосновали так: "цель этого списка состоит не только в подстраховке от взыскания штрафов с русской стороны, но также и для того, чтобы вместе с русскими попытаться преодолеть возникающие проблемы".

Действительно, через несколько недель стало всем ясно, что советские представления о производственных возможностях фабрики являются нереальными, так как запланированые массштабы производства на первый квартал 1946 г не удалось реализовать на практике. Такая же тенденция сохранилась и на другие кварталы, так что фабричная комиссия вынуждена была пересмотреть свои требования.

Для такого положения вещей было несколько причин. Фабрика Цейсса не получала многих материалов и товаров. Прекратились полностью поставки литых деталей из Саксонии и Тюрингии, так как цеха для отливки не имели железной руды и угля для растопки печей. Не хватало электронных компонентов для приборов, которые раньше поставлялись из южной и западной частей Германии. Так же плохо дела обстояли с полуфабрикатами черной металургии, специальными химикатами, алмазами, стеклом для зеркал, инструментами и т.д., которые до войны также привозились из Западной Германии. Попытки создать замену на територии Восточной Германии имели маленький успех, так как у самих ново созданных предприятий возникали проблемы с сырьем и топливом. Многие фирмы из-за повреждений вызванных бомбардировками и дамонтажными работами были не в состоянии поставлять свой товар КЦ.

На протяжение месяцев КЦ не удалось достичь обычной производительности. Не хватало рабочей силы. Большая часть квалифицированных работников находилась все еще в лагерях для военнопленных. Новых работников предстояло еще научить. Преселение части работников в американский сектор образовало большую дыру в списке квалифицированных кадров предприятия. Определенное количество квалифицированных рабочих было по той или иной причине задержано советскими властями. Многосменовая система не могла больше использоваться, так как дороги в вечернее и ночное время были крайне небезопасны, а транспорт был ужасно нерегулярным. Все это привело к тому, что предприятие выполнило план мирного производства только на 70 процентов.


Для того чтобы начать стабильно производить продукцию и выполнить советские заказы, правление компании было вынуждено взять кредиты в земельном банке Тюрингии. В одном из черновиков письма земельному управлению по финансам доктор Фридрих Вйонне описывает ситуацию в конце 1946 г так:

"Мы были вынуждены после занятия русскими Тюрингии 1.7.1945 следовать приказу увеличить темпы производства, чтобы удовлетворить запросы русских по доставке оборудования. Это увеличение было достигнуто вопреки нашей воли, так как на фабрике мы имеем в распоряжении всего 7-8000 человек персонала. Так как наш капитал и резервы были отняты в качестве репараций, будет справедливым, если вы вместе с русской стороной будете рассматривать нас не как военный трофей а как поставщика репараций, которые в сыою очередь будут иметь сугубо штатский характер."

Фирма КЦ взяла во второй половине 1945 г три кредита на общую сумму 10.496.000 рейхсмарок, с февраля до конца ноября 1946 были получены следующие кредиты в размере 142.960.00 рейхсмарок. Кредитная ставка составляла 49.8 процента. При этом советский заказ покрывал всего лишь 38.2 миллиона рейхсмарок. Согласно контракту от 14 апреля 1946 г. фабрика подняла цены на продукцию и ожидала перерасчет от заказчика на 10 миллионов рейхсмарок. Этот контракт был обоснован тем, что прайслисты 1944 г. не покрывали затраты на изготовление продукции. Вплоть до конца октября 1946 г. требуемое подорожание не было одобрено русской стороной.


После того как офицеры народного комиссариата и министерства вооружения взяли под свое управление научно-исследовательские отделы, разработческие и производственные отделы, для руководства компании не осталось особо возможностей для реализации своих планов развития 1945 года. Процесс перехода на мирные рейки был прерван контрактами на изготовление военной аппаратуры. Нужно было выполнять непрофильные контракты. К этому также относилось создание кинопроектора со звуковым сопровождением и изготовление этих проекторов в огромных количествах. Также предприятие занималось разработкой и сборкой оборудования для будущей фабрики по сборке фотоаппаратов. Эти контракты также не позволяли отделиться от фабрик в Гере (Garaer Technische Werkstaette GmbH) и Заальфельде (Saalfelder Apparatebau-Gesellschaft GmbH), так как военное ведомство обязало поставлять для этих фабрик станки и аппаратуру. Репарационные заказы требовали расширения производства. Это положение дел не нравилось правлению компании, так как они боялись, что после завершения репарационных поставок компания не сможет найти рынок сбыта своей продукции. С точки же зрения министра вооружения такое наращивание производственных возможностей было только на руку, так как при этом увеличивалось количество станков, которые удастся забрать в СССР при уже запланированном демонтаже фабрики.

С другой стороны, советские заказы, особенно репарационные заказы на изготавливающуюся продукцию, позволили удержать и приумножить штат работников компании. Многие рабочие силы из Йены и окрестностей, среди которых подавляющее количество составляли женщины и девушки, были в обязательном порядке привлечены к работе на предприятии во время войны. После войны этим людям удалось вновь получить работу, что означало зароботок и наявность продовольственных карточек, которые позволяли купить больше продуктов для пропитания. В течении ноября 1945 г 7593 работника получили особенные продовольственные карточки, в то время как 27 сентября - уже 12.532 человека. При этом 4.8 процента получили карточки за очень тяжелую работу, 49.2 процента за тяжолую работу, 42 процента - за работу и 4 процента - карточки для служащих. Зароботок и продовольственные карточки в то время были очень важным фактором для выживания. Жители советской зоны в то время не имели доступа к своим накоплениям в банках и сберигательных кассах.

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Рассылка

поиск


Zo2 Framework Settings

Select one of sample color schemes

Google Font

Menu Font
Body Font
Heading Font

Body

Background Color
Text Color
Link Color
Background Image

Header Wrapper

Background Color
Modules Title
Text Color
Link Color
Background Image

Slider Wrapper

Background Color
Modules Title
Text Color
Link Color
Background Image

Inset Wrapper

Background Color
Modules Title
Text Color
Link Color
Background Image

Bottom Wrapper

Background Color
Modules Title
Text Color
Link Color
Background Image
Background Color
Modules Title
Text Color
Link Color
Background Image