ussrlens.com

Раскол Carl Zeiss.

(книга III)

В декабре 1945 приказ военной администрации о конфискации коснулся не только промышленных гигантов, но и двух фабрик в Йене. Обе фабрики оставались в Фонде Карла Цейсса, но у них были отняты все права собственности.

Советские конфискации были прежде всего нацелены на имущество, «которое до этого момента в гитлеровском государстве принадлежало военному ведомству или … запрещенным и распущенным... огранизациям». Фабрики в Йене не попадали под эту категорию. Это однако не остановило новую власть применить приказ к фабрикам Цейсса и Шотта.

С штабом в 200 инженеров на фабрике появился новый «генеральный директор» - советский генерал Добровольский. Он не взял на прямую бразды правления в свои руки, но отдавал приказы правлению компании. Идея созыва совета директоров пришлась русским не по вкусу.

Советский генеральный директор имел очевидно двойную задачу: обеспечить работой фабрику для выполнения репарационного плана, с другой же стороны он был обязан изучить в деталях весь процесс производства. «Русские хотели знать все до последней цифры, все до последней технологической хитрости», писал Вальтер Давид после посещения фабрики в начале сентября 1946 г.

Как мог убедиться Давид, темпы возрождения предприятия были удивительны. «Новые директора, такие как Фридрих Шомерус, хотели из всех сил показать, что несмотря на то, что долгое время работали под руководством старых директоров, уехавших в Оберкохен, могут сами прекрасно справляться с тяжелейшими задачами.» После работ по расчистке от руин и мусора, поврежденные корпуса были восстановлены, станки отремонтированы и вновь начато производство продукции. Штат работников вырос с 6000 человек в августе 1945 до 13000 в октябре 1946 г.

Вся продукция шла в Советский Союз. Работники относились к этому с пониманием. Они рассматривали это как личный долг по восстановлению страны, опустошенной и разоренной войной с нацистской Германией. До октября 1946 г было изготовлено товаров на сумму 70 миллионов рейхсмарок и отправлено в СССР.

Привожу отрывок из отчета Вальтера Давида после его посещения Йены в феврале 1946 года. Этот доклад написан за 7 месяцев до начала демонтажа фабрики. Однако чувствуя политическую ситуацию, Давид верно предсказал дальнейшую судьбу йенского предприятия. Следует отметить, что в 46 году до демонтажа практически никто не сомнивался в легитивности имени Карла Цейсса в Йене. После демонтажа, Йене все время приходилось отстаивать в судах свое право на то чтобы носить имя Цейсс. Вот к примеру одна из статей тех времен в Дер Шпигель, где Оберкохен объявляется правоносителем и доказывается в предвзятой манере, что Карл Цейсс в Йене уже не существует.

Вот собственно и сам отрывок:

Это не является необходимым (т.е. возвращение Бауерсфельда, Хенрихса и Кюппенбендера -altix), так как есть люди в Йене, которым передана функция управления компанией. Они способны управлять предприятием и, насколько это возможно в советской зоне, проводить политику фонда Цейсса.

Следует однако подумать над угрозой, которая нависла в Германии над всем фондом Цейсса. В каждой из оккупационных зон могут начаться деструктивные процессы, а именно демонтажи, конфискации и репарационные выплаты. Огромной угрозе подвергается Йена. Не хочу рисовать черта на стене, но стоит смотреть на положение вещей трезво, что возможно дни фонда Карла Цейсса уже сочтены.

Будет ли потом дан шанс возродится предприятию в советской зоне я не решаюсь судить. Но если и будут существовать такие шансы, то фонд может выжить если им будут руководить люди оставшиеся в Йене и имеющие опыт, а также такие же полные юридические права как и пожизненно назначенные управляющие компанией (имеется в виду Кюппенбендер, Бауерсфельд, Хенрихс в Оберкохене - altix). Если они сдадут свои полномочия, то будет уничтожена возможность возродиться фонду Карла Цейсса в западной части Германии, где недавно была организована новая фабрика.


22 октября 1946 г, за четыре недели до празднования 100 летнего юбилея, советская администрация скомандовала о полном демонтаже фабрики Карл Цейсс. Такая же судьба постигла и стекловарильную фабрику Шотт унд Геноссен и многие другие промышленные предприятия в советской оккупационной зоне.

С гордостью подготавливалось правление предприятия в Йене к празднованию 100 летнего юбилея КЦ. Целыых 10 дней планировалось провести на праздновании с множеством докладов, концертов, спортивных и танцевальных представлений; все сотрудники и все население города было приглашено на празднование. Открытие программы планировалось начать с празднования в Народном доме 16 ноября 1946 г. В то время, как не все последствия бомбардировок были устранены, тем не менее Народный дом распологал помещениями достаточными для проведения празднования, к тому же это был подарок Эрнста Аббе городу.

 

В списке приглашенных гостей стояли ученые со всех уголков страны, среди которых находилось и имя престарелого Макса Планка (Нобелевского лауреата и отца квантовой теории - altix). Были приглашены и новые власти: главный начальник советской военной администрации маршал Василий Д. Соколовский, президент земли Тюрингия и обербургомистер города Йена.

Правление компании предоставило честь сказать вступительное слово пожилому доктору Фридриху Шомерусу. Среди всех цейссианцев он знал лучше всех историю предприятия и фонда Цейсса.

Шомерус работал до 1933 г начальником кадрового отдела и вынужден был уволится с занимаемой должности под давлением национал социалистов, так как он принимал активное участие в Немецкой Демократической Партии. Однако его не уволили, но поручили ему заниматься "особыми делами". К 1933 году он подготовил обширный трактат, который правление компании с успехом использовало против внедрения фашистской идеалогии в недра предприятия.

В 1939 году на 50 летнюю годовщину выпустил документальную книгу "Становление и сущность фонда Карла Цейсса". В годы войны он подготовил вторую более обширную монографию "История фабрики Цейсса". Однако советская власть так и не разрешила книге появится на свет, так как манускрипт отображал дух капиталистического сообщества чуждого социалистической идеалогии.

Книга была издана с опозданием в 1952 г в издательстве Piscator в Штуттгарте. ГДР-овские историки еще более жестко чемсоветская администрация раскритиковали этот труд как "подача истории Восточной Германии глазами горожанина". При этом Фридрих Шомерус никогда не жил в Восточной Германии и он был юристом а не историком. Что раздрожало коммунистов в этой книге, так это положительное оценивание правления компании в политических и социально-политических отношениях с рабочим классом.

21 октября Фридрих Шомерус долго работал в своей рабочей комнате на девятом этаже многоэтажного здания в КЦ. Ему на ум приходили все время образы Хайнца Кюппенбендера и Норберта Гюнтера в Оберкохене: все время его ум возвращался к видению Эрнста Аббе празднования юбилея в 1946 году. Понятное дело, что Аббе не мог предсказать все трудности, внесенные режимом национал социалистов и Второй мировой войной, и положение вещей было намног хуже, чем Аббе мог себе представить 50 лет назад. Но все равно Шомерус был уверен, что его поколение сохранило и приумножило наследие оставленное Эрнстом Аббе.

На следующее утро в 5 часов утра все мечты были развеяны. Отряды советских солдат ночью ворвались в дома спящих работников фабрики и сообщили ученым, инженерам и фабричным мастерам, что они обязаны проработать 5 лет в Советском Союзе. Соответсвующие рабочие "договора" были уже подготовленны.

Шомерус осуждал крепкими словечками акцию американцев, когда те забрали 84 работника фабрики. Только узнав о том как проводится акция депортации у русских, он понял насколько человечной была акция 24 июня.

Перед домами останавливались большие грузовики, и людям скомандовали в течении 3 часов спаковать свои вещи. Ужасными были ночные крики мужчин и женщин. Было абсолютно невозможно бежать, так как русская полиция наблюдала за домами и практически следовали за каждым человеком по пятам... Это были настоящие русские методы. В течении трех часов они были увезены, а потом 24 часа прождали на вокзале (из Clarance Lasby, Project Paperclip. German Scientists and the Cold War, N Y 1971). 

В 10:30 члены правления сидели напротив советского генерального директора. Говорится, что Le style c'est l'homme. В этом же случае было Le style c'est le systeme. Генерал Добровольский не хотел слушать ни какой критики: депортация 274 работников. Полный демонтаж. Приказ маршала Соколовского. Конец.

 

В Йене были отменены все празднования. 17 ноября 1946 г, в день 100 летнего юбилея предприятия, члены правления и члены совета предприятием, а также ученые посетили украшенные могилы основателей предприятия на Старом кладбище на Оберен Философенвег. Вечером Шомерус собрал в своем доме круг 22 человек, которым можно было доверять. Им он прочитал праздничную речь, которую открыто он не мог произнести. Оптимистический взгляд в будущее Шомерус переписал:

«Несмотря на перерыв вызванный политической и государственной ситуацией в период национал социализма, а также пережив сокрушительный удар, обрушенный на предприятие 22 октября, мы можем подитожить 100 летнюю историю существования предприятия: фабрика Цейсса сильна благодаря своему статуту, большая в своем внешнем виде, вполне оснащена для осуществления важных заданий. Наши сердца oбливались кровью, когда мы видeли, как замечательная организация, великолепное оптико-механическое предприятие было расколото. Теперь однако незадолго до празднования столетнего юбилея со дня рождения Фридриха Листа, восстановленное производство было остановлено из-за влияния внешних сил, что может оказаться тяжким испытанием для нас и возможно смертельным для всего предприятия. Мы должны взять на себя обязаность перед немецким народом и вместе с тем перед нашей фабрикой, все оставшиеся продуктивные силы задействовать для выполнения значимых культурных заданий во благо нашего народа и во благо всего человечества.»

В июне 1945 г американцы забрали часть "замечательной организации, великолепной оптико-механического предприятия", ее мозги, о которых в последствии, если можно так сказать, они заботились. Теперь была очередь русских. При помощи демонтированных станков стоимосью свыше 200 миллионов и 274 депортированных ученых, инженеров и фабричных мастеров, оптическая промышленность в Советском Союзе должна была сделать "рывок вперед".

Экономисты решили децентрализировать производство. Приблизительно 200 цейссианцев прибыли в Красногорск, в двадцати километрах севернее Москвы. 45 сотрудников было предложено перевезти в Изюм возле Киева, остальных направить в Ленинград.

В Красногорске пребывал также инженер Генри Гульдбрандсен. Он особенно был недоволен изоляцией в Оберкохене и в апреле 1946 г он отправил трогательное письмо в Йену. Правление компании его заверило, что он "получит задания, которые его удовлетворят", так как в Йене "работы выше крыши". Из еще одного письма из Йены Гульдбрандсен узнал, что йенские сотрудники удивлены, "что кроме господина Кортума никто сюда обратно не вернулся". За пять месяцев, которые ему оставалось провести до депортации в Йене, ему пришлось расплатиться пятью годами в Советском Союзе. Между прочим его судьбу разделили Герберт Кортум и Артур Пульц, который третим сбежал в Йену.

Так уж вышло, что 17 ноября не только Оберкохен и Йена, а также Киев, Ленинград и Красногорск тихо праздновали 100 летний юбилей предприятия. Все цейссианцы на Западе и Востоке были едины в стремлении сохранить и "продолжить дело начатое Аббе", как скажем об этом говорится в юбилейном письме с 45 подписями из Киева:

Истинный гуманистический дух Эрнста Аббе и его социальная воля, определенная высочайшими этическими правилами, должны и в наше время послужить указателем для восстановления его предприятия на благо всего нашего народа.

"Даже на могилах выращивают надежду", говорил Шиллер. В то время, когда демонтажные группы в Йене проводили работы, отбивали керамическую плитку, отрывали батареи от стен и сматывали проводку, они уже готовились к "ремонтажу". Советским руководством было разрешено оставить только 6 процентов оборудования для восстановления предприятия. Штат сотрудников должен был составить 4000 человек; остальных 9000 сотрудников скрипя сердцем пришлось уволить, отправить в отпуск или на пенсию.

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Рассылка

поиск


Zo2 Framework Settings

Select one of sample color schemes

Google Font

Menu Font
Body Font
Heading Font

Body

Background Color
Text Color
Link Color
Background Image

Header Wrapper

Background Color
Modules Title
Text Color
Link Color
Background Image

Slider Wrapper

Background Color
Modules Title
Text Color
Link Color
Background Image

Inset Wrapper

Background Color
Modules Title
Text Color
Link Color
Background Image

Bottom Wrapper

Background Color
Modules Title
Text Color
Link Color
Background Image
Background Color
Modules Title
Text Color
Link Color
Background Image