ussrlens.com

"We take the brain" (III) Армин Херрманн

Авторы статьи: Дима Васильев и Зотиков Иван

 

Со смотровой площадки 15 этажного здания концерна Карл Цейсс в Йене открывается наилучший вид на лесистые холмы, расположенные вокруг города. На востоке взошло солнце и осветило цветущие вишни во дворах домиков, которые облепили городскую стену. С холмов спускались колонны американских солдатов, и со стороны Мюльталя приближались танки. На продвижение американских войск смотрел Хайнц Кюппенбендер.

Ночью артилерийский огонь был прекращен, и сейчас было необычайно тихою Немецкие войска взорвали мосты через Заале и ушли на восток.

Руководитель предприятия чувствовал облегчение. Никто не знал, как поведут себя американцы в Йене, но фабрика Карла Цейсса была спасена.

В последний момент злоба диктатора обернулась против своего народа. Был получен приказ, уничтожать все промышленные объекты до того, как они перейдут в руки союзников. Адольф Гитлер сознательно старался забрать у немцев экзистенциальную основу: согласно его мнению, немцы показали себя недостойным народом для продолжения своего существования

Кюппенбендер узнал про приказ и сразу же пошел к Альберту Шпееру. При этом разговоре не было сказано много слов, но он уже знал, что Ряйхсминистер был на его стороне.

Так уж получилось, что работники Цейсса видели в американцах освободителей а не врагов. Но как пройдет вход американских войск в город? Никто из 80 человек не мог это предположить утром 13 апреля 1945 г. они толпились у входа многоэтажного здания. У них не было страха, но в этот переломный день истории концерна они не могли сконцентрироваться на работе.

Увидев американцев в подзорную трубу, Кюппенбендер зашел обратно в свой кабинет на 9 этаже. Он очистил свой рабочий стол и кресло от осколков стекла. Последние две бомбардировки сильно повредили фабрику. Потом он закурил сигару и стал ждать.

Двумя этажами выше сидел доктор Хуго Шраде, руководитель отдела планирования и близкий коллега Кюппенбендера. Шраде выглянул в окно - должно было быть 10 часов утра - и увидел небольшой самолет-разведчик. Долгожданный час пробил. Он спустился на Карл-Цейсс-Штрассе, и неожиданно увидел единственного солдата с автоматом, который быстро приближался. Униформа и каска выглядели необычно, и через секунду замешательства Шраде знал, что перед ним стоит американец.

Окружающие работники смотрели на эту сцену с любопытством. Позже они будут часто рассказывать что они видели в эти минуты. Йозеф Динсер вспоминал, что лейтенант немного занервничал, когда увидел у входа в многоэтажку людей в рабочей одежде с пистолетами в руках. Он разоружил их и потом рассказал, что он является первым американцем вступившим в Эрфурт и Ваймар. Теперь он первый вошел в Йену и собирается вскоре первым войти в Геру. Хуго Шраде спросил лейтенанта, не желает ли тот осмотреть фабрику. Вальтер Давид, адвокат фирмы, рассказывал, что американец выглядил так, словно собирался на туристическую экскурсию. Американец спросил: "Zeiss works?" И когда Давид утвердительно ответил, тот спросил "Where's the board of management?" Где правление компании?

Вальтер Давид и Хуго Шраде провели юного офицера через зал, который он осматривал так, словно попал в другой мир. За день до этого фирма прекратила производство, и в зале собралось 80 работников, которые ждали здесь часа зеро. Один из работников поднял Контакс, чтобы запечатлеть американца, но тот воспрепятсвовал этому.

Кюппенбендеру позвонил вахтер и он поспешил покинуть кабинет. Он отдал распоряжение при прибытии американцев не использовать лифт. Спускаясь он увидел, как быстро поднимается американец перескакивая через ступеньку. Его сопровождающие - доктор Шраде и доктор Давид - не выдержали этот темп и отстали.

Лейтенант поднялся, но его дыхание сбилось и он сел перевести дух на скамейку, что стояла в коридоре. Тогда услышал Кюппенбендер первые английские слова "You are the boss?". Своим большим пальцем молодой, хорошо сложенный офицер поправил каску, достал записную книжку из кармана и попросил Кюппенбендера подтвердить, что он является первым американцем, который вошел в Йену. Глава предприятия сказал, что к сожалению не может этого сделать. У работников Цейсса была принята точность: он мог всего лишь подтвердить, что тот был всего лишь первым американцем, который посетил фабрику. В связи с этим лейтенант изменил запись в блокноте, и Кюппенбендер подтвердил своей подписью этот исторический факт.

Через два часа в Йену вошла 80 американская пехотная дивизия. Войска, которые принадлежали к "Третей армии" генерала Паттона, выставили караул на входах в фабрику. Не было произведено ни единого выстрела.

В 14 часов появился командующий дивизией и его заместитель. Они были удивлены, когда обнаружили правление компании на месте. В тот же день газета New York Times поспешила сообщить "The famous Zeiss plant in Jena in ruins" (знаменитая фабрика Цейсса в Йене лежит в руинах). По их словам 90 процентов фабрики было уничтожено и производство окончательно остановленно. Но американцы переоценили разрушительные последствия своих бомбардировок. Кюппенбендер оценивал разрушения в одну треть. Незадолго до прихода американцев фабрика производила 60 процентов своей продукции.

Через несколько дней прибыли заявленные "эксперты", которые должны были позаботиться о фабрике. Делали они это основательно. Это были ученые в униформе, которые были на-удивление хорошо осведомлены про производственные планы, производственные объемы, и которые интересовались всем, особенно объективами для аэрофотосъемки и средствами наведения бомб. Они отдали приказ продолжать производство этой продукции.

***

80000 оригинальных цейссовских чертежей и лабораторных установок были погружены на 14 грузовые машины и должны были быть снова доступны в перенесенной под Штутгарт фабрике. Но документы и оборудование никогда не было доставлено и никогда больше не всплывало в Германии. После денежной реформы, КЦ получил в качестве компенсации 23.1 миллиона дойч марок, так что чертежи и оборудование не напрямую помогли концерну восстановится после войны.

***

Управляющие компанией имели еще одну заботу: они должны были выбрать заместителей, которые во время их отсутсвия следили бы за фабрикой. Эти заместители должны были хорошо знать как руководить предприятием, обладать доверием работников и не должны были быть политически заангажированны. Так как с четырьмя управляющими (Бауерсфельд, Хенрихс, Йоос и Кюппенбендер) уезжало 80 лучших сотрудников, выбор было трудно сделать. В конечном итоге были выбраны Зандман (Sandmann), Шраде (Schrade) и Шомерус (Schomerus), которых позже назвали "Три С".

***

В последние дни пребывания в Йене на четырех руководителей предприятий оказывалось огромное давление. Известный физик Георг Йоос получил нервное расстройство. Ответственный за збыт продукции Пауль Хендрихс чувствовал в те дни, что он должен быть одновременно в ста разных местах. Он был на протяжении 10 лет руководителем представительства компании в лондоне и превосходно говорил на английском. Ответсвенный за организацию производства Хайнц Кюппенбендер был заперт в тюрьме американцами на неделю. У Вальтера Бауерсфельда открылась паховая грыжа, и его прооперировали.

***

Одним из многочисленных визитеров к Бауерсфельду был человек, представившийся "Агриколой". Он хотел переубедить управляющего остаться в Йене и избежать эвакуации. Бауерсфельд посчитал этого "Агриколу" агентом коммунистов. 23 июня в 9 часов в сопровождении молодого сотрудника фирмы он прибыл к американскому командованию и рассказал об этом визите. Как результат, было скомандованно о немедленной вывезке Бауерсфельда.

Когда в 10:30 он прибыл домой, он сказал жене, что для сбора вещей нет времени. Ему его вещи были не так важны как папка с документами. Он говорил, что американцы заберут их в Америку и обеспечат всем необходимым или они вскоре вернутся в Йену. На жену эти доводы не подействовали, и она успела еще собрать узел с вещами. В 11 часов подъехала грузовая машина.

24 июня в прекрасное воскресение остальные 83 цейссианца собрались в последний раз на территории фабрики. В 8 часов утра собрались они в зале заседаний на 5 этаже многоэтажки. Был прочитан приказ военного командования. Представитель работников, которые оставались в Йене прочитал прощальную речь. Потом отъезжающие разошлись по домам, возле которых их ждали военные грузовики. Можно было взять с собой только столько вещей, сколько поместилось бы в машину.

Потом грузовики свернули на Гумбольдштрассе, где на тротуарах уже выстроился конвой аж до Вормштрассе. Никто не имел никакого представления куда они едут. Кюппенбендер и Шраде спросили офицера, ответственного за перевозку. Тот засмеялся, мол может сказать конечный путь прибытия, но они все равно не смогут его сообщить остальным. Потом он достал из кармана конверт и прочитал по слогам "Heidenheim...Brenz". Кюппенбендер ни разу не слышал это название; Шраде же начал смеяться: "Это то место, где я ходил в школу." Жизнь как театр абсурда. "Это довольно забавно", сказал Шраде: "Вы едте в Хайдельхайм, а я лучше останусь здесь".

***

Когда прибыл Кюппенбендер в Хайдельхайм уже было за полночь. Он в недоумении обнаружил во дворе кучу пылающих полосатых матрасов. Сотрудники, которые прибыли немного раньше объяснили, что казармы, где их планировали разместить были в запущенном состоянии и служили местом начлега для переселенцев.

Когда Кюппенбендер зашел в барак, то обнаружил спящего на полу Бауерсфельда. Рядом с ним на деревянном помосте спала его жена в халате. Профессор очень обрадовался, когда узнал Кюппенбендера.

***

Среди жителей Хайдельхайма поползли слухи о новичках. Конвой военных автомобилей произвел на них впечатление, и жители видели в выходцах из Йены американских "подопечных".

Реальность же была другой. Из секретных распоряжений американцев мы узнаем, что вся эта акция проводилась для разведывания ноу-хау технологий, которые могли бы послужить американской промышленности и науке: "Intelligence Specialist Teams from higher headquarters will exploit these personality targets" (из актов офиса военного правительства в земле Баден-Вюртемберг).

Согласно этим приказам прибывших вскоре расквартировали в корпусах бывшей полицейской школы. Это были не жилые помещения, а комнаты для съема. В одну комнату расселяли по-два человека.

Прибывшим приходилось пользоваться вещами, которые они смогли привезти с собой. Американцы ничем их не снабжали и так и не расчитались за простой. Позже американцы подсчитают, что до покупки нового костюма переселенцам нужно ждать 11 лет, для покупки обуви - 9.5 лет и для пальто - 49 лет. Было только пару счастливчиков, которые смогли получить тогда одежду от американцев. Часто дети не могли идти в школу, так как единственная пара обуви находилась в ремонте.

Единственной "привилегией", если это так можно назвать,был пайок, но все равно переселенцы чаще болели чем местные жители. Врачи диагнозировали желудочные и кишечные отравления, недоедание и туберкулез. У переселенцев не было товаров для обмена, никаких знакомых среди местных и никаких огородов с овощами перед домом.

Денег для черного рынка у них также не было. Независимо от прежне занимаемых должностей, каждый цейссианец получал 150 рейхсмарок в месяц, при этом жене платили 90 марок и каждый ребенок получал по 60 рейхсмарок.

***

Кюппенбендера перевели в крепость Крансберг в Таунусе, где находилась прежде штабквартира Люфтваффе. Теперь это был "interrogation camp" для 50 ученых и инженеров. Хйальмар Шахт, бывший директор Райхсбанка, которого интернировали туда же, вспоминал, что ему было интересно там встретить этих "выдающихся людей", которые "практически все представляли цвет экономической и научной жизни Германии". Для американских офицеров этот лагерь был "the dustbin", то есть "мусорным ведром".

***

В начале 1946 г. доктор Герберт Кортум и Артур Пульц, одаренные конструкторы, покинули группу и отправились в Йену. Как и многие Генри Гульдбрансен был неуверен, что он будет делать дальше. В своем письме полном сомнений он писал родне "Я сросся с фабрикой Йена и проработал там 33 года. Свою душу я оставил в Йене". Для руководства в Хайдельхайме это было тревожным сигналом.

***

Так как многие не верили в возрождение немецкой промышленности, некоторые работники согласились переехать в Штаты. Так уехали незаменимые специалисты доктор Вернер Вайе и доктор Вилли МертЕ. Первый заведовал раньше электротехнической лабораторией, а второй отвечал за фотооптическое расчетное бюро.

Случилось и худшее. Доктор Вернер Штраубель покончил жизнь самоубийством. За два года до этого умер в Йене его отец, профессор Рудольф Штраубель, который тесно сотрудничал и дружил с Аббе и на протяжении 30 лет возглавлял предприятия КЦ. Эвакуированные были потрясены. Во время Третего Рейха, с Вернером Штраубелем обходились как с "полу-евреем" и его коллегам приходилось часто за него заступаться. Сейчас, после долгожданного освобождения, этого человека покинули силы жить так дальше.

19 февраля 1946 счел счеты с жизнью также доктор Генрих Кесслер, руководитель центральной группы контроля качества. "Многие из нас не могли поверить в его смерть", сообщал Пауль Хайнрихс. Пауль Хайнрих сказал военному руководству, что "на нас лежит вина за то, что своим бездействием и обречением на неизвестное будущее мы довели человека до самоубийства. Его поступок является тяжелым приговором тем, кто ответсвенен за все это".

***

Для предотвращения упаднических настроений под руководством профессора Бауерсфельда была создана летом 1945 г. маленькая группа ученых и инженеров, которая обсуждала планы будущего производства. Они хотели начать с производства очечных стекол и в перспективе перейти к изготовлению объективов.

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Рассылка

поиск


Zo2 Framework Settings

Select one of sample color schemes

Google Font

Menu Font
Body Font
Heading Font

Body

Background Color
Text Color
Link Color
Background Image

Header Wrapper

Background Color
Modules Title
Text Color
Link Color
Background Image

Slider Wrapper

Background Color
Modules Title
Text Color
Link Color
Background Image

Inset Wrapper

Background Color
Modules Title
Text Color
Link Color
Background Image

Bottom Wrapper

Background Color
Modules Title
Text Color
Link Color
Background Image
Background Color
Modules Title
Text Color
Link Color
Background Image